Про­из­ве­де­ние искус­ства в эпоху copy­/­paste


В 1936-м году Вальтер Беньямин опубликовал эссе, в котором не без грусти описал то, как изменилось отношение к живописи с появлением фотографических репродукций: картина утратила свою «ауру», перестала быть чем-то недостижимым и таинственным, превратилась в объект потребления.

Интересно, что бы сказал Беньямин, если бы увидел выставку живописи, состоящую из цифровых проекций?

В 2014-м году австралийская компания Grande Exhibitions разработала мультимедийное шоу «Van Gogh Alive», которое с успехом прокатилось по всему миру. И в этом году они представили нам два новых проекта: «От Моне до Сезанна. Французские импрессионисты» и «Великие модернисты». Обе выставки проходят сейчас на площадках Artplay.

Сразу скажу: выставки хорошие, качественные, увлекательные.

Но есть во всем этом подвох.

Что говорит нам этот эксперимент, переросший во франшизу?

В первую очередь он говорит: оригинал картины не лучше репродукции. А может быть, даже хуже!

Смотреть на цифровые фото картин интереснее, чем на оригиналы, ведь можно разобрать полотно на фрагменты и многократно увеличить их, разглядеть каждый сантиметр красочной поверхности.

Странное чувство. Входишь на выставку импрессионистов как будто на сайт Google Art Project, только всплывающие окна не перед тобой, а вокруг тебя. Это впечатляет, вызывает любопытство — возможность бесцеременно препарировать картину и ощупать ее взглядом. Никакой почтительной дистанции, никаких преград. Хочется рассматривать... Но фрагментов очень много, картин много, и сосредоточиться не получается.

Мне больше по душе был короткий отрезок программы, когда полиэкранная инсталляция имитировала стены музея, где картины просто статично висят.

Но отрезок этот был совсем коротким — куда больше оказалось анимации.

И здесь мы подходим ко второму «высказыванию» авторов выставки: живопись не интересна, если ей не добавить движения. Зритель без «оживляжа» не воспримет.

И движение захватывает экраны: корабли Синьяка уплывают из картины, балерины Дега телепортируются в современный балетный класс, фрукты Сезанна вырисовываются белой пастелью на черном фоне... Вольность, с которой проектировщики выставки подошли к живописи, меня поразила. Однако должна признать, что всё вместе смотрится весьма эффектно (полуторагодовалый ребенок, который сидел в коляске напротив меня, даже начал хлопать в ладоши).

Еще большую роль анимация играет в «Великих модернистах». Здесь плывет и движется каждый кадр.

Есть и сильные моменты. Меня впечатлил «мультик» про «Черный квадрат», где весь коллектив супрематических фигур вихрем цвета носится в белом пространстве, выписывая пируэты, а потом вся эта вакханалия уходит во тьму, и «Черный квадрат» ставит на всём этом точку. Отличная визуализация программы Малевича.

Но вслед за этим идет блок картин Гогена, которые зачем-то разрезают на планы и заставляют их двигаться друг относительно друга — вне всякой логики.

В этом главная проблема проекта: отсутствие логики, отсутствие драматургии.

Показательно в этом плане сравнение с инсталляцией Питера Гринуэя «Золотой век русского авангарда» — это можно считать верным или неверным взглядом на творчество авангардистов, но это в любом случае взгляд последовательный, цельный. Это ясно и четко произнесенное высказывание и впечатляющий визуальный ряд, который складывается в образ.

А шоу-проекции про импрессионистов и модернистов оказываются кашей из репродукций. Увы.

***

Беньямин писал: «Страстное стремление „приблизить“ к себе вещи как в пространственном, так и в человеческом отношении так же характерно для современных масс, как и тенденция преодоления уникальности любой данности через принятие ее репродукции».

Конечно, у «приближения» есть положительная сторона: эти выставки осуществляют образовательную и «окультуривающую» работу, привлекают внимание к искусству.

Но подобное ощущение близости уже граничит в фамильярностью. И это доходит до абсурда в момент, когда зрители фотографируются в свете проекции, словно надевая на себя картину поверх платья.

Как бы то ни было, на аттракцион все же стоит взглянуть.

Центр дизайна ARTPLAY.

13 февраля — 31 мая 2015 г.

comments powered by Disqus