Кинематограф аттракционов: кругосветные путешествия Джорджа Хейла


Трудно выбрать нечто еще менее заманчивое среди современных аттракционов, чем 4-5-7[…]D-кинобудки. Если в начале десятилетия скопление отчаявшихся до третьесортных приключений энтузиастов еще можно было заметить у этих неповторимо китчевых сооружений, обещающих новый зрительский опыт, то сейчас кино-аттракционы со все возрастающим в геометрической прогрессии уровнем измерений интересуют разве что маркетологов-неудачников и узкоспециализированных гиков киноисследований. Но в попытках угнаться за artsy-кинематографом иногда забываешь, что кино – это аттракцион с долгой историей.

В середине 1980-х Том Ганнинг пытался научить нас видеть в раннем кинематографе 1890-1900-х нечто большее, чем просто недозревшую форму кино, спровоцировав своей статьей появление термина «кино аттракционов». По сути, это первый этап развития кинематографа – с момента появления первых кинолент Томаса Эдисона и братьев Люмьер до начала становления кинобизнеса в начале 1910-х годов. И будь то люмьеровские документальные зарисовки по 50 секунд или 13-минутные декоративные феерии Жоржа Мельеса – раннее кино было для зрителей аттракционом, ненарративным развлечением, которое и демонстрировалось соответствующим образом до возникновения первых специализированных кинозалов.

Кинотеатров действительно не было: первые фильмы демонстрировались в мало подходящих для этого местах, начиная с подвалов и залов кафе до балаганных шатров. Это, как минимум, грозило возникновением пожаров – нитроцеллюлозная пленка горела лучше и быстрее бумаги, и особенно хорошо она горела при долгой выдержке на свету проекторной лампы, так что киносеансы иногда заканчивались серьезными происшествиями.

Единственным и, как ни странно, более ранним изобретением были специализированные кинозалы «Кинетоскоп Парлор», оборудованные кинетоскопами Томаса Эдисона. Первое такое заведение открылось 14 апреля 1894 года в Нью-Йорке, а затем продолжило экспансию в другие города США и, чуть позже, в столицу Великобритании.

Аттракцион оказался популярным, но не имел широкого резонанса, в отличие от первого киносеанса братьев Люмьер полутора годами позднее. Все-таки коллективный опыт просмотра у Люмьеров оказался более понятным и привлекательным для аудитории, нежели система индивидуального просмотра фильма через окуляры эдисоновских кинетоскопов.

Создать с помощью раннего кино аттракцион по форме, а не только по своей сути, удалось не только Томасу Эдисону, но и другому американскому изобретателю Джорджу Хейлу, запатентовавшему в 1904 году новый вид развлечения под названием Hale’s Tours and Scenes of the World - симулятор кругосветного путешествия. Небольшое помещение имитировало железнодорожный вагон, и оборудовалось особыми механизмами, с помощью которых можно было создавать иллюзию движущегося по рельсам поезда, включая тряску, стук колес и прочие необходимые эффекты. Внутри помещения устанавливался экран, куда проецировались киноленты, снятые в разных уголках мира и демонстрирующие зрителям завораживающие виды, как если бы они видели эти пейзажи из окна поезда.

Аттракцион оказался успешным, и подобные симуляторы стали появляться в Европе и Азии. Но, как и любые технологические новинки, формат «Кругосветных путешествий Хейла» вскоре устарел: репертуар обновлялся нечасто, а кинематограф к началу 1910-х постепенно переходил к производству полнометражных игровых фильмов – что было куда заманчивее, нежели поднадоевшие полудокументальные пейзажи

В ходе своей эволюции кинематограф, разумеется, максимально отдалился от своей аттракционной праформы, и, тем не менее, в определенные критические моменты своей истории кино вновь испытывает тягу к техническим эффектам, к потребности удивлять зрителя, но уже внекинематографическими приемами.

comments powered by Disqus